kozharik (kozharik) wrote,
kozharik
kozharik

Categories:

Продолжение дикого анонса.

Оригинал взят у gilliland в Продолжение дикого анонса.
Я с возрастом стал ещё эгоистичнее.

Всё, о чём я люблю говорить, или про меня, или, напротив, обо мне.

Пишу я сейчас на балконе дома, стоящего на атлантическом острове.

Передо мной лежит книга. Книга издана в 1827 году, издателем Иваном Ивановичем Заикиным, называется «Последние дни жизни незабвенного монарха, в бозе почивающего Государя Императора Александра I» Издана книга в Санкт-Петербурге. Вроде бы, ничто пока не предвещает взрыва энтузиазма, да? Смотрим же тогда, где эта книга издана.

Читаем: «Печатано в Типографии Экспедиции Заготовления Государственных бумаг». Эту Экспедицию мы знаем под именованием ФГУП «Госзнак». Которое, значит, сейчас производит государственные знаки, монеты и ордена, идентификационные удостоверения, защищённые бумаги и даже пластиковые карты. Что это значит? Что напечатана эта книга была в 1827 году (судя по пометке цензора статского советника В. Анастасевича в конце лета) на набережной Фонтанки, 144. В здании, построенном в 1818 году Августином Августиновичем Бетанкуром. Августин Августинович не только спроектировал здание Экспедиции заготовления государственных бумаг и построил его.

Давайте я просто сухо перечислю то, что он для России сделал.

Августин Августинович реконструировал Тульский оружейный завод в разгар войн России с Наполеоном. Наладил в Казани пушечное производство, во многом позволившее графу Аракчееву создать лучшую в мире армейскую артиллерию. Московский Манеж спроектирован и построен тоже Августином Августиновичем. Первый капитальный мост через Неву, как я понимаю, перекинул тоже Бетанкур. О гранит невской набережной стало возможно опираться натурам романтическим тоже благодаря ему. Наконец, машины новые сконструировал Августин Августинович для Александровской мануфактуры.

Что это за мануфактура такая? Мануфактура эта гнала ткань, прозванную в русском народе «александринка». Ткань шла на крестьянские рубахи, была ярко красного цвета и служила предметом гордости. Раньше рубахи были домотканые, неброские, нуждающиеся в кропотливой женской руке, чтобы вышить узоры, чтобы приладить тесьму какую. Теперь появились ткани на рубахи фабричные, яркие, из города, почти из Европы. В вышивке не особо нуждающиеся. Фабрика, плодами своих дымных трудов, всегда освобождает женщину от работы по дому, направляя её неуклонно к работе в поле или на лесозаготовках, или ещё где. Вышивала любимому? Теперь не надо уже. Теперь иди ищи работу тяжелее. Прогресс он такой.

Александринка – это кумач. Кумачовые знамёна – это знамёна из александрийки. Мне как старейшему семейному марксисту это особенно значимо. А когда, например, читаешь в сохранившихся отрывках второго тома «Мёртвых душ», что парень лет семнадцати, в розовой «ксандрейке» поставил перед хозяевами деревни Платоновыми и Павлом Ивановичем Чичиковым графины с квасом, то понимаешь, что розовой эта александрийка стала от своей старости и экономности хозяев. Что «золото на кичках» у деревенских баб и рукава рубах, копирующих турецкие шали во владениях братьев Платоновых, в которые заглянул вездесущий скупщик мёртвых душ, в сочетании с выцветшей от лет и солнца рубахой не даёт ощущения полного парадиза и той идиллии, которую так страстно хотел Гоголь воспроизвести в сгревшем томе поэмы. Только что и остаётся от идиллии, так «газ кручком из носа» Чичикова после дегустации кваса фабричной платоновской фабрикации.

Чем ещё отличился Августин Бетанкур? Он привёл к императору Александру молодого Монферрана. Разработал Бетанкур систему подъёма огромных колонн. И нынешний Исаакиевский собор, и Александровская колонна ( поставленная вертикально менее чем за два часа) стоят во многом благодаря Бетанкуру.

Закройте глаза, представьте себе, как изменился бы образ Питер без такого Исаакия, без такого «александрийского столпа», без такого стиля набережной Невы? Представили… Значит вы представили сейчас роль Августина Августиновича в нашем российском мире.

В мире литературном фамилия Бетанкур в России тоже отметилась. Сын Августина Августиновича – Альфонс Августинович Бетанкур, ротмистр Кавалергардского полка, был поручителем со стороны жениха на венчании «Георга Карла Геккерна» (более известного нам как Жорж Дантес) и Екатерина Николаевны Гончаровой (родной сестры Натальи Николаевны Пушкиной). Они все там рядышком стояли: Пушкин, Дантес, Геккерн (поручитель со стороны невесты), Полетика, Григорий Строганов, Даршиак. Венчали католика и православную ( по католическому обряду в церкви св. Екатерины, по православному – в Исаакиевском соборе) 10 января 1837 года по старому стилю. Отпраздновали. 27 января по старому стилю, женатые на родных сёстрах мужчины выстрелят по очереди друг в друга. И оба друг в друга попадут. Один родственник умрёт через два дня и Григорию Строганову придётся приложить все усилия к тому, чтобы Пушкина похоронили не как самоубийцу, а незаконная дочь Григория Строганова, жена присутствовавшего на венчании Полетики, будет Пушкина всю жизнь свою долгую ненавидеть.

И какое значение имеет всё выше перечисленное по отношению ко мне, сидящему на балконе своего убежища на острове в Атлантике?

Августин Августинович Бетанкура при рождении нарекли Августин Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделария де Бетанкур и Молина. И родился он в 1758 году в городке, до которого неспешным шагом я могу дойти, нахлобучив шляпу, прямо сейчас за полчаса.

Впрочем, чтобы вспомнить здание Экспедиции заготовления государственных бумаг, кумачовые знамёна и рубахи, Нижегородскую ярмарку, Исаакий, Александровскую колонну, Манеж у Кремля, гром пушек и сухоё щелканье ткацких станков на мануфактурах, многим достаточно подойти к шкафчику в ванной комнате, открыть его и увидеть что-то из продукции Л-Ореаля. Мадам Бетанкур, владелица этого косметического монстра и, как уверяют, самая богатая женщина в мире, вдова потомка барона Жана де Бетанкура ( потомком «короля Канарских островов» был и Августин Августинович). Жан де Бетанкур был современником Жанны дАрк, бароном из Нормандии, солдатом, мореплавателем и покорителем Канарских островов. Озорная мадам Бетанкур и суховатый инженера Августин Августинович оказываются родственниками, третьей к ним присоединяется многолетняя заложница латиноамериканских наркомарксистов Ингрид Бетанкур, к всеобщей радости не так давно освобождённая в результате кошмарно секретной спецоперации.

В чем было отличие Жана де Бетанкура от прочих охочих до добычи и славы открывателей, то есть завоевателей невиданных земель и берегов? И Кортес, и Писсаро, и сотни прочих плыли в неведомое от мирной тоски, они искали свою войну, в которой они могли бы быть не недоучившимися студентами из Саламанки, а командующими и вершителями. А Жан де Бетанкур уходил из своей Нормандии в предчувствии новой войны, он искал новый мир, в котором царил бы мир. Продав и заложив свои имения, Бетанкур с товарищами отправились искать рай. Они его нашли. Но рая не получилось. Получилось строить укрепления и стрелять. Как всегда и бывает, впрочем. Слышишь – ищем рай, взыскуем мир во всем мире, сразу понимаешь, что надо готовиться к ночному штурму.

Книга, лежащая сейчас передо мной на балконе тенерифского домика, изданная в здании и на машинах уроженца Тенерифе Августина Бетанкура, вышла буквально накануне Наваринского морского сражения, подарившего нам не только викторию, но и незабываемый цвет фрака Павла Ивановича Чичикова, о котором я тут вскользь упоминал.
Книга эта есть в библиотеке А.С. Пушкина, о котором я тоже как-то не удержался да и написал. И именно в этой книге, освящённой разрешением Николая I, готовящегося к русско-турецкой войне, начавшейся менее чем через год после выхода «Последних дней жизни…», на главной гравюре, означенной как «вид Таганрога», на переднем плане надувает паруса корабль под турецким флагом. Менее чем через два месяца в бухте Наварина сгорят, лягут на дно, сдадутся шестьдесят военных кораблей под флагом Турецкой империи. Пять из этих шестидесяти потопит линейный корабль «Азов» под командованием Лазарева. На линейном корабле «Азов» в Наваринском бою одновременно примут участие лейтенант Нахимов, мичман Корнилов и гардемарин Истомин. Они и погибнут все вместе на другой уже войне, при севастопольской обороне: одного смертельно клюнет пуля, а двух других убьют ядра.

В «Последних днях жизни незабвенного монарха Государя Императора Александра I» будет заложен фундамент легенды о необычности, странности, загадочности смерти царя. Из этой книжки в мизинец толщиной начнёт проростать легенда о старце Фёдоре Кузьмиче.

Я всё это хотел рассказать в программе "Школа злословия", которая должна выйти в это воскресенье, да не успел.

Я же предупреждал, что эгоистичен. И всё, о чём рассказываю, исключительно обо мне.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments